Notice: Use of undefined constant UT_THEME_VERSION - assumed 'UT_THEME_VERSION' in /home/admin/web/mediasource.info/public_html/wp-content/themes/mediasource2/functions.php on line 306

Меморандум МВФ, или обещания властей закрутить гайки

Economic

Совет директоров МВФ 7 ноября утвердил новую трехлетнюю программу сотрудничества с Молдовой. Первый транш в размере 26 млн SDR (около $35,9 млн) «будет доступен для молдавских властей сразу после утверждения договоренностей».

 Из первого транша 17,5 млн SDR (более 477 млн леев) могут быть использованы правительством на финансирование дефицита бюджета. Выделение средств на эти цели со стороны МВФ – большая редкость в его практике. Как удалось выяснить «ЛП», условие о направлении части средств на прямое финансирование правительства было «буквально вымолено реципиентом».

 

По сведениям корреспондента „ЛП” во всех траншах предусматривается «компонент на покрытие дефицита госбюджета». В следующих четырех на это предусматриваются равные суммы – по 9,5 млн SDR, а в шестом транше, запланированном на первый квартал 2019 года, сумму удвоят – до 19,0 млн SDR.

 

Иностранная валюта из той части кредита, что будет использоваться на покрытие дефицита бюджета, будет оставаться на счетах НБМ, а министерство финансов получит эквивалент в молдавских леях.

 

Но вопрос не в том, что валютные резервы страны будут пополняться также и за счёт «бюджетной компоненты» из кредита МВФ. Для нас важнее понять, как минфин собирается в будущем погашать предусмотренную к получению сумму в 74,5 млн SDR. Даже по текущему курсу это более 2,041 млрд леев. Ведь по кредитам придётся расплачиваться.

 

Из 129,4 млн SDR, которые планирует выделить Молдове МВФ до марта 2019 года, 74,5 млн SDR (57,5%) уйдут на «проедание». Так что в будущем «отдача» для бюджета от них может быть только опосредованной. В отличие от средств, направляемых в НБМ на поддержание «платежного баланса»: там они сохраняются в качестве неснижаемой части валютных резервов, и даже приносят какой-никакой доход.

 

В Меморандуме МВФ, являющемся неотъемлемой частью кредитного договора, молдавские власти пообещали всего и много. Но большая часть из изложенных в документе намерений касается «чистки» банковской системы. А вот «структурным реформам» посвящено лишь несколько пунктов, да и то очень своеобразных.

 

Так, в качестве «структурной реформы» преподносится урегулирование долговых обязательств перед поставщиками энергоресурсов. Именно под этой рубрикой в Меморандуме изложено обязательство властей «продолжать работать в тесном сотрудничестве со Всемирным банком с целью реструктуризации долга Termoelectrica».

 

Отдельным пунктом в этой же рубрике сказано: «Мы признаем важность своевременной корректировки тарифов на коммунальные услуги в целях обеспечения финансовой жизнеспособности энергетических компаний и предотвращения накопления ими долгов перед бюджетом». В качестве уже сделанного в этом направлении шага приводится соглашение правительства с Gas Natural Fenosa о признании непогашенных тарифных отклонений на сумму 1,75 млрд леев. Сказано, что оно предусматривает погашение скорректированных тарифов равными долями с января 2017 года по декабрь 2020 года, с начислением процентов по остатку из расчета 7,66% годовых. Из Меморандума мы узнаем, что подобная «структурная реформа» будет применена и для погашения финансовых отклонений, накопленных другими электрораспределительными компаниями (а именно Red Nord-Vest, Red Nord, Furnizare Energie Electrica Nord).

Постоянный представитель МВФ в Кишиневе Армине Хачатрян будет отслеживать выполнение правительством Молдовы условий Меморандума

 

 

Следом за этими обязательствами следует упоминание о том, как правительство собирается смягчать их последствия для населения: «Мы будем продолжать оказывать финансовую поддержку уязвимым слоям населения за счет социальной помощи в рамках программы «Ajutor». Чтобы смягчить эффект повышения тарифов на электроэнергию домашним хозяйствам с низким доходом, адекватные ресурсы будут выделены из бюджета. Мы будет работать над улучшением адресности такой поддержки».

 

Другие направления «структурных реформ» обозначены в Меморандуме красивыми словами: «Мы рассматриваем укрепление экономического управления и прозрачности, как первоочередную задачу, как необходимый фундамент для устойчивого экономического роста». При этом кроме критики (самокритики?) в адрес слабого госуправления и «коррупции в широком спектре областей, в том числе в судебной системе», никаких конкретных заявок на структурные реформы мы не увидели. Разве что обязательство «обеспечить раскрытие чистой стоимости финансовых активов высокопоставленных правительственных чиновников и отдельных лиц с высоким уровнем благосостояния».

 

Но этот пункт был бы более уместным в разделе «Налогово-бюджетная политика». Так как последовательное выполнение этого обязательства на практике может превратить его в один из источников дополнительных доходов госбюджета. Тем более, что других источников роста наполняемости казны, судя по Меморандуму, правительство видит не столь уж много. И они уже задействованы: «Что касается доходной части, мы увеличили акцизы на различные товары, введен налог на особо крупную недвижимость. Нами принято несколько мер по усилению таможенного администрирования».

 

Все остальные программные обязательства перед МВФ связаны с мерами по сокращению расходов.

 

Первым в списке значится «сдерживание общего увеличения фонда заработной платы в преддверии реформы публичного управления». Экономия бюджетных средств должна составить 200 млн леев. За счет сокращения субсидий для конкретных секторов, в том числе из-за отсутствия внешнего софинансирования проектов, правительство не потратит 772 млн леев. После ревизии приоритетов финансирования, а также благодаря более тщательному отбору товаров и услуг при госзакупках власти рассчитывают сэкономить 502 млн леев.

 

Снизить расходы правительство рассчитывает и за счет более эффективного управления денежными средствами. «Для снижения затрат на привлечение средств, мы будем улучшать управление наличностью, в частности, посредством повышением эффективности платежей между разными уровнями публичного бюджета».

 

Еще одним приоритетом для экономии в Меморандуме названо сокращение «дорогостоящих заимствований на внутреннем рынке» (читай ГЦБ), за счет расширения доступа к зарубежным источниками финансирования дефицита бюджета. Этот пункт далеко не бесспорный. Имея в виду уже упавшую с начала года в четыре раза доходность госбумаг. Тогда как курс лея в предстоящие два года будет, вероятнее всего, находиться под существенным давлением. В частности, хотя в силу накопленных долговых обязательств перед внешними поставщиками энергоносителей.

 

Актуализация неблагоприятной курсовой разницы – это существенная угроза для государственного бюджета, в свете накопленных долгов и предстоящего наращивания внешних заимствований. Риск понижения курса лея, пусть и не в таких масштабах, как с осени 2014 года, постоянно витает над Молдовой в силу подверженности ее экономики внешним влияниям. И как показывает недавняя практика, даже активное использование валютных резервов не всегда способно противостоять масштабу допущенных властями ошибок самого разного рода.

 

В этом отношении в Меморандуме обозначена четкая позиция Национального банка Молдовы: «Мы не будем сопротивляться колебаниям валютных курсов в случаях, когда они продиктованы существенными причинами. Интервенции НБМ на валютном рынке будут направлены только на противодействие излишней волатильности. Уязвимость Молдовы к внешним шокам предопределяет необходимость следовать политике гибкого курса национальной валюты».

 

Что касается политики Нацбанка, то в Меморандуме стоит отметить примечательный посыл. Выражая свою приверженность таргетированию инфляции на уровне «5% +/- 1%», НБМ обязуется: «В случае, если фактическая инфляция будет выше или ниже, чем установленный параметр на +/- 2 процента, обращаться за консультациями в Совет директоров МВФ». На практике это должно означать более жесткое, чем прежде, следование таргету. Как при выработке среднесрочной денежно-кредитной политики, так и в применении инструментов, способных скорректировать отклоняющуюся от таргета инфляцию. Причем – это важно для стабильности рынка – в любую из сторон.

 

Как мы уже сказали, в Меморандуме большую часть текста составляют обещания молдавских властей навести порядок в банковском и финансовом секторах. «Решения застарелых проблем в финансовом секторе мы будем осуществлять не только за счет смелых изменений законодательных и нормативных актов, но и посредством превентивных принудительных действий, которые продемонстрируют отход от культуры надзорного долготерпения».

 

В тексте Меморандума буквально по месяцам расписаны как уже предпринятые меры к трём наиболее крупным банкам, так и предстоящие мероприятия с контрольными сроками достижения конкретных результатов. В частности, обратим внимание на обязательство к концу февраля 2017 года завершить полномасштабную ревизию всех сторон деятельности «трёх китов» молдавской банковской системы. После чего должно последовать решение о выводе их из-под режима специального надзора. До окончания марта 2017 года власти обязуются принять «соответствующие меры принуждения» в отношении «несоответствующих банков».

 

«Полный спектр инспекций» в 2017 году будет обращен и на остальные банки. Комплексная проверка четвёртого и пятого по величине банков должна быть завершена до конца мая, остальных – до конца года.

 

Власти обязуются надлежащим образом идентифицировать владельцев – бенефициаров в трех крупнейших банках к концу декабря 2016 года, в четвертом и пятом – до конца марта, в остальных – до конца июня 2017 года. Для этого в НБМ недавно создан специальный отдел, курирующий «прозрачность акционеров» всех КБ. С этой же целью, при технической поддержке МВФ, разрабатываются «система регистрации, мониторинга и анализа акционеров, а также аффилированных лиц». Ожидается, что новая система будет полностью функциональна к концу 2017 года.

 

В Меморандуме, содержится еще целый ряд обязательств подобного рода. По большей части они вызывают желание высказаться в поддержку. Но вот что хотелось бы при этом заметить: как бы в благородном порыве очистить «авгиевы конюшни» власти не перегнули палку.

 

Так в Меморандуме обнаруживаются и такие обязательства, как «увеличение в десять раз размеров денежных штрафов, которые могут быть наложены НБМ». Или применения надзорным органом санкций к руководителям, менеджерам и рядовым сотрудникам коммерческих банков в виде запрета занимать должности в финансовом секторе в течение не менее 5 лет. Это якобы должно удержать работников КБ от совершения «умышленных действий, которые могут быть небезопасными и небезвредными для банка».

 

Более того, из текста Меморандума следует, что власти намерены внести законопроект «в соответствии с лучшей международной практикой» в котором собираются узаконить ответственность руководителей банков, а также других лиц (в том числе акционеров) за «моральный провал банка». Интересно, согласились бы авторы такого предложения, чтобы подобный закон действовали и в отношении должностных лиц в правительстве и НБМ?

 

Отметим в этой связи, что в действующем законодательстве предусмотрены суровые меры, в том числе и тюремные сроки, для должностных лиц КБ, допустивших, например, неправильную выдачу кредитов. Но до сих пор наказание было возможно по решению суда. То есть прокурор должен был доказать вину обвиняемого. А сейчас предлагается устанавливать вину по решению надзорного органа.

 

В Меморандуме сказано, что залогом выполнения обязательств является то, что «программа Правительства пользуется широкой политической поддержкой, и наши усилия по проведению реформ поддержаны парламентским большинством». Ну что же, будем наблюдать, как всё будет происходить в реальности.

Plasează comentariul tău

Adresa ta de email nu va fi publicată. Câmpurile necesare sunt marcate *