«Отец сделал нас инвалидами»

Равнодушие взрослых может быть роковым для ребенка, систематически подвергающемуся насилию родителей. Это относится и к двум молодым людям из Вулкэнешть – Маричике и Николаю, которые стали инвалидами из-за перенесенных в детстве побоев. Все село знало, что отец-алкоголик превратил жизнь этих детей в сущий ад, но ни школьные преподаватели, ни местный семейный врач не попытались вмешаться, встать на их защиту, став таким образом сообщниками агрессивного отца.
Маричика родилась абсолютно здоровой, а сейчас прикована к постели. Трагедия произошла после того, как отец зверски избил девочку, причинив серьезную травму головы и повредив позвоночник.  По сравнению с сестрой Николай, можно сказать, «счастливчик»: состояние его здоровья намного лучше чем у Маричики, хотя недавно он перенес очень серьезное хирургическое вмешательство – операцию на мозге.  Два больших шрама – один на животе и второй на голове – постоянно напоминают ему о пережитом в детстве кошмаре. Ему было около 11 лет, когда пьяный в доску отец пырнул мальчика кухонным ножом в живот.  Николая привезли в больницу полуживым. Несмотря на это, участковый полицейский и врачи районной больницы сделали вид, что их убедила рассказанная родителями версия, дескать мальчик сам нечаянно поранился, упав на нож. Хотя трудно принять за чистую монету такую сказку, родителям все же поверили. И отцу-изуверу все сошло с рук – его даже не наказали. Мальчика прооперировали и вскоре он вернулся домой… под одну крышу с тем, кто попытался его убить (!).

Эта история страшна и тем, что мать, жизнь которой больше походила на фильм ужасов, постоянно оправдывала своего буйного супруга. Развестись с мужем и уехать со своими двумя детьми решила только тогда, когда ее благоверный привел в дом другую женщину. Мать с детьми вышли со двора только в том, во что были одеты, не имея ни гроша, но с надеждой начать новую жизнь. Николай, который в одночасье стал главой семьи, ушел из школы, отучившись всего четыре класса, и нанялся на работу пастухом.

«Даже его могилу видеть не хочу, хотя я простил ему все то зло, которое он нам причинил», – говорит Николай, который не может вспомнить ни единого дня без скандала и побоев в доме, в котором вырос.

Из огня да в полымя

Через некоторое время мать снова вышла замуж, и вскоре на свет появились еще двое детей – Нелли и Костел. Но и в новой семье жизнь пошла по сценарию предыдущего брака – ругань и побои, с той лишь разницей, что к ним добавились каждодневные угрозы. Родители стали частенько прикладываться к стакану. Маричика и Николай оказались вроде сбоку припекой – им вроде и места в доме не было, хотя только благодаря им местные власти помогли семье перебраться из маленькой комнатушки в трехкомнатную квартиру, о которой даже мечтать не осмеливались. Сейчас уже неважно, что дверь холодильника разболталась и ее нужно чем-то подпирать, или что мебель обшарпанная – дети в один голос говорят, что их счастье зависит не от удобств, а от спокойствия в доме. На сегодняшний день инвалид Николай – единственный, кто приносит деньги в дом.

Менеджер Вулкэнештского психосоциального центра Надежда Мокану говорит: если оба родителя не прекратят свои злоупотребления, им грозит лишение родительских прав с последующим оформлением опекунства Николая над младшими братьями.

«Убила, потому что он был непослушным…»

Анна, сорокалетняя женщина, отбывает наказание в пенитенциарном учреждении в Руска, в котором находится вместе со своей двухлетней дочерью. Создает впечатление (по крайней мере, на первый взгляд) образцовой матери. Трудно поверить, что несколько лет назад Анна избила до смерти своего старшего сына. «Он был непослушным… Однажды я очень сильно его побила, и он умер», – спокойно рассказывает женщина о своем чудовищном преступлении.  «Пытались поговорить с ним?», – спрашиваю. «Что толку говорить, если он меня не слушался?», – говорит Анна, вытирая ладонью набежавшую слезу. Будучи гиперактивным ребенком, мальчик доставлял немало хлопот родителям, у которых на все его проделки и проказы была лишь одна «управа» – кулак да ремень. Били его неоднократно, но на этот раз ребенку не удалось выжить. Испуганная женщина сообщила в полицию, что нашла ребенка мертвым. В ходе следствия установили, что убийцей ребенка оказалась… родная мать.

Власти не вмешиваются

«Случаи насилия над детьми можно было бы предупредить и предотвратить, если уполномоченные структуры по защите прав ребенка оперативно докладывали о злоупотреблениях. Это входит в обязанности социальных ассистентов, участкового полицейского и примара населенного пункта. Не меньшую ответственность за судьбу ребенка несут учителя и медицинские работники. Однако они не всегда докладывают об известных им  случаях насилия или иных злоупотреблений над детьми, поскольку чаще всего не хотят вмешиваться», – говорит председатель Национального центра по предупреждению насилия над детьми (НЦ ПНД) Даниела Попеску. Она уточняет, что «должностные лица, не выполняющие обязанность докладывать о случаях насилия, не могут быть привлечены к ответственности из-за отсутствия механизма сообщения о случаях насилия».

Результаты исследования, проведенного ЮНИСЕФ в сотрудничестве с Министерством просвещения и Министерством труда, социальной защиты и семьи, показывают, что каждый второй представитель свыше 400 государственных учреждений, таких как школы, детские сады, органы местного публичного управления и полиция, заявляет, что ему неизвестна процедура сообщения о случаях насилия. Вывод исследования таков: эти актеры не проявляют инициативу по разделу сообщения и регистрации в уполномоченных органах случаев насилия и иных злоупотреблений над детьми. Столь же неэффективными в этом смысле оказываются на поверку и учреждения здравоохранения.

Эти выводы поддерживают и специалисты Центра психосоциальной поддержки ребенка и семьи «Amicul». Они утверждают, что меньше всего сообщений о случаях насилия над детьми (из общего числа доложенных центру случаев) поступает от учителей и медицинских работников. Другое исследование, проведенное недавно НЦ ПНД среди столичных педагогических кадров, свидетельствует о высоком уровне толерантности педагогов к «воспитанию» детей посредством рукоприкладства родителей, то есть, к порке. «Тот факт, что учителя одобряют порку как метод воспитания, объясняет их безынициативность в случаях, когда сталкиваются с ситуациями, в которых ребенок являектся жертвой насилия в семье», – говорит Даниела Попеску.

Бездействие равнозначное преступлению

Хотя Закон о предупреждении и борьбе с насилием в семье и Семейный кодекс предусматривают обязательность сообщения о случаях насилия, чаще всего органы власти вмешиваются только когда дело доходит до очень серьезных ситуаций, таких как тяжелое ранение или даже смерть ребенка. Кодекс о правонарушениях даже предусматривает наказание для специалистов и учреждений, которые в пятидневный срок не сообщили о ситуации ребенка, оказавшегося в трудном положении. В действительности же экспертам по борьбе с насилием неизвестен ни один случай наказания должностного лица за непринятие мер по отношению к ребенку, подвергающемуся избиению или злоупотреблениям со стороны родителей. В европейских государствах специалистам, скрывающим или не включающимся в решение такого рода случаев, грозит внушительный штраф или лишение свободы сроком до 5 лет.
Эксперт в области законодательства о правах ребенка Татьяна Катанэ утверждает, что «хотя законодательство Республики Молдова предусматривает определенные меры по привлечению к ответственности специалистов, они далеко недостаточны для обеспечения защиты ребенка от насилия»

Акт насилия без реакции участкового полицейского

Как утверждают специалисты Центра «Amicul», в их практике есть множество случаев, когда специалисты знали, но не сообщили об очень тяжелых случаях насилия над ребенком.  Из-за равнодушия и халатности лиц, обязанных защищать детей, нередко дело доходит до того, что родители до смерти избивают своих детей либо смерть наступает вследствие побоев. В этой связи можно привести пример девочки, умершей в возрасте нескольких месяцев из-за небрежности ее матери. Женщина, которая была алкоголичкой, роняла малышку, била, когда была «не в духе». В два месяца от роду ребенок был госпитализирован. Врачи больницы обнаружили у ребенка не только множественные следы от ударов, но и вагинальную пенетрацию (!). Полицейский, расследовавший этот случай, счел не очень тяжким доложенный медработниками эпизод, и закрыл дело. Мать возвратилась домой, а всего через месяц девочка снова попала в больницу, только на этот раз врачи уже не смогли ее спасти.

Врач «закрыл глаза» на сексуальное насилие

Поистине шокирующим является случай 12-летней Алины. Еще с пятилетнего возраста девочка повергалась грубому обращению, а в течении года – и сексуальному насилию со стороны своего биологического отца.  Самое страшное, что мать девочки знала обо всем происходящем, но по непонятным причинам не вмешивалась. Более того, год назад она отвела девочку к местному врачу, чтобы проверить, не… беременна ли она. Врач осмотрел девочку, закрыв глаза на тот факт, что она в столь раннем возрасте подверглась сексуальному насилию. Он, естественно, никому не сообщил об этом инциденте. Это деяние случайно попало в поле зрения специалистов «AMICUL», которым пришлось приложить немало усилий, чтобы в конце-концов привлечь преступника к суду. Однако успех был неполный, ибо из-за каких-то процедурных недостатков виновный «вышел сухим из воды» и вернулся домой… Суд даже не счел, что он может и впредь представлять опасность для этого ребенка.  Экспертам НЦ ПНД пришлось выдержать настоящую войну с властями, но в конце-концов им удалось вырвать девочку из ада, в котором жила. На все обращения к директору школы, примару населенного пункта и районным властям никто не обращал внимания. Сейчас девочка находится в реабилитационном центре. Против отца возбуждено уголовное дело, а мать рискует лишиться родительских прав.

Прокурор оставил насильника на свободе

Петруц, десятилетний мальчик из района Хынчешть, сызмальства усвоил, что у правосудия повязка на глазах. Из-за постоянных побоев родителей, мальчик ослеп. Помимо этого, как оказалось впоследствии, мальчик подвергался сексуальному насилию со стороны своего двоюродного брата, который был старше его на 10 лет. Дело было передано в суд, однако в процессе рассмотрения дела прокурор, защищавший интересы несовершеннолетнего, настаивал на… примирении сторон. В конечном счете суд переквалифицировал действия обвиняемого из «изнасилование» в «сексуальные отношения с несовершеннолетним». Следует отметить, что преступление «изнасилование» наказывается лишением свободы сроком до 15 лет, и в таких делах примирение сторон недопустимо. «Насильник сейчас на свободе и вполне может представлять угрозу для других детей», – сказала менеджер Центра «Amicul» Родика Корецки.
Петруц находится в центре временного размещения. Врачи скептически относятся к возможности восстановить ребенку зрение. Но хуже всего, что государство, призванное защищать его права, оправдывает преступника, считают представители Центра «Amicul».

На данный момент ни одной государственной или неправительственной структуре неизвестно точное число детей, подвергшихся или подвергающихся насилию в семье. Единственное исследование в этой сфере это то, что два года назад провело ЮНИСЕФ в сотрудничестве с двумя министерствами. Результаты этого исследования показывают, что каждый четвертый ребенок подвергается побоям родителей. В то же время, каждый десятый родитель признается в грубом обращении со своим ребенком. И тогда возникает вопрос: что это за государство такое, если оно не способно реально защитить детей от насилия и пренебрежения?!

Исследование выполнено в рамках Проекта «Защита и реабилитация жертв торговли людьми и насилия в семье».